Анекдоты | Рассказы

Еврейский юмор, и с этим согласятся многие, по праву можно признать самым умным, я бы даже сказал остроумным - не случайно юмористы и актеры жанра сатиры почти все евреи. Объяснить такое явление можно по-разному, еврейский юмор уходит своими корнями в древность. Не будем вдаваться в эти подробности. Перейдем к делу.

Следует помнить, что хороший, истинный еврейский анекдот не имеет абсолютно ничего общего с примитивным и бездарным антисемитским ржанием. Еврейский анекдот обладает той уникальной атмосферой, которой не встретишь во всех остальных. Мы постарались привести здесь только те анекдоты, что показались нам наиболее смешными.

Если у вас есть свеженький еврейский анекдот или даже больше, смело присылайте на e-mail.


<< < |01| |02| |03| |04| |05| |06| |07| |08| |09| |10| |11| |12| |13| |14| |15| |16 | |17| |18| |19| |20| |21| |22| |23| |24| |25| |26| > >>

– Скажите, вы принимаете на работу людей с фамилией на «штейн»?
– Нет!
А на «берг»?
– А на «ман»?
– Нет!
– А на «ко»?
– Да, принимаем.
– Коган, заходи!


– Хаим, ты кем работаешь?
– Я не работаю.
– А что ты делаешь?
– Ничего.
– Да.. Ну и занятие…
– Зато, какая конкуренция!


Встречаются два еврея:
– Слышал я «Битлз», не понравилось. Картавят, фальшивят, что людям в них нравится?!
– А где ты их слышал?
– Да мне Мойша напел…


Старая Одесса.
– Боже мой, кого я вижу! Соломон Моисеевич!
– Меня зовут Соломон Маркович.
– Вы мне будете рассказывать, как вас зовут?! Я вашего папу с детства знал! Он был таким красивым, кудрявым!
– Ничего подобного. Мой папа был маленький и лысый.
– Ай, идите к чёрту, вы не знаете своего папу!


– Ребе, у моей жены тяжёлые роды. Что делать?
Ребе смотрит в Талмуд, бормоча:
– Тяжёлые роды, тяжёлые роды… А, вот, нашёл! Возьми старые-старые штаны и брось их в печку.
– Ребе, неужели вы думаете, что это поможет?!
– Во всяком случае, не помешает.


У входа в синагогу табличка: «Войти сюда с непокрытой головой – такой же грех, как прелюбодеяние». Ниже дописано: «Я пробовал и то, и другое – разница колоссальная!»


– Хаим, ты слышал новость?
– Ну?
– В зоопарке родился слонёнок!
– А как это отразится на евреях?


– Моня, дорогой, сколько лет, сколько зим! Может быть, по рюмочке коньячку за мой счёт?
– А почему бы и нет?!
– Ну, нет, так нет!


Вечер у Рабиновичей. Хозяйка подносит одной из дам тарелку с пирожными.
– Спасибо, я уже съела одно.
– Ну, допустим, не одно, а четыре, но кто вам считает?!


– Диночка Исааковна, я вас поздравляю с днём рождения и желаю всего-всего самого-самого!
– Спасибо, дорогая! Ведь никто меня не поздравил, ни одна сволочь, кроме тебя!


Две одесситки выходят на балконы. Их дома напротив. Одна и спрашивает:
– Сара, ты что, никак заболела? Я видела, как от тебя в два часа ночи ушёл доктор!
– Ай, Соня, перестань разговаривать, тошно послушать! Если от тебя каждое утро уходит полковник, так я же не кричу на всю улицу, что началась война!


Старый, слепой нищий еврей, всю свою жизнь проведший, собирая милостыню на углу Дерибасовской и Ришельевской, по шагам, на слух узнаёт своих клиентов. «Тук-тук», – раздаются шаги. Судя по лёгкости и уверенности, это молодой человек, который на протяжении многих лет проходил мимо нищего и бросал в его шляпу полтинник. «Тук-тук», – человек проходит мимо и подаёт нищему двугривенный.
– Постойте, постойте, – окликает его слепой. – Скажите, что происходит? Раньше вы мне подавали полтинник.
– Понимаете, я женился и теперь не могу тратить так много на милостыню.
– Интересное дело. Он, видите ли, женился, а я что, должен содержать его семью?!


Хаим Рабинович и Сема Кацман идут по улице. Вдруг Сема поворачивается и говорит:
– Послушай, Хаим! А вот если у тебя было бы два «Мерседеса», ну таких, самых крутых, со всеми наворотами, знаешь, бар внутри и все такое – ты бы мне дал один?
– Семчик, дорогой! Сколько мы уже с тобой знакомы? Тридцать лет? Мы же с тобой друзья со школы. Так чего ты спрашиваешь? Конечно, если бы у меня было бы два таких «Мерседеса», один был бы точно для тебя.
Идут дальше. Опять Сема поворачивается:
– А вот, Хаим, представь, что у тебя две шикарные яхты, совершенно одинаковые. Ты бы одну мне дал?
– Семчик, ну что ты задаешь такие вопросы? Мы же с тобой как братья, ты у меня свидетелем на свадьбе был, и на бармицве у моего сына, и вообще... Конечно, если бы у меня было бы две яхты, одну я тебе бы отдал.
Дальше идут. Вдруг опять Сема поворачивается:
– А представь, Хаим, что у тебя было бы две курицы...
– Сема, ну это уже нечестно. Ты ведь знаешь, что у меня есть две курицы.


Рабинович показывает дачу, которую продает, супружеской паре:
– Давайте поступим следующим образом: вы назовете цену, за которую хотите приобрести дом, мы от души посмеемся, а потом поговорим о деле.


На международном конкурсе йогов первое место занял товарищ Рабинович, который 73 года живет, затаив дыхание.


Поиск по анекдотам:   Всего (376)

<< < |01| |02| |03| |04| |05| |06| |07| |08| |09| |10| |11| |12| |13| |14| |15| |16 | |17| |18| |19| |20| |21| |22| |23| |24| |25| |26| > >>
показать все анекдоты