Ben Zion. Сыны Сиона. Еврейский ответ на еврейский вопросBen Zion
 Startpage
 Favorites
 e-mail me
 Site Map
Новости Гостевая Форум Чат Партнеры Каталог Реклама
Ben Zion Культура
Вопросы и ответы
Знаменитости
Литература
Искусство
История
Музыка
    ::. Релизы
Языки
    ::. Идиш 
Юмор
Ben Zion Еврейский вопрос
Имена и фамилии
Антисемитизм
Сионизм
Разное
Ben Zion Разное
Download
Гостевая
Форум
Ссылки
Партнеры
Реклама
Каталог ссылок
О сайте/Авторы
Сотрудничество
Ben Zion Голосование
Ben Zion Подпишись!
Рассылка Subscribe.Ru:
Еврейские анекдоты от www.BenZion.Ru
Ben Zion Избранное
sem40.ru Шолом-Алейхем у Бердичевского Здесь можно скачать фильмы, музыку, игры и программы Welcome! Медиа Импульс - информационно-развлекательный портал, музыка различных направлений бесплатно, фильмы и видеоклипы, игры и позновательное, полезные программы и хороший круг общения
Ben Zion Счетчики


Rambler's Top100

Яндекс цитирования
Ben Zion Реклама 88x31
Ben Zion Еврейская советская культура в 1930-е годы

“Идиш штэтл” Бердичев, будучи в течение определенного периода XIX века одним из крупных - не только еврейских - городов Украины, в некоторых отношениях обладал чертами, характерными для еврейских местечек. Это было особенно справедливо для определенных районов города в его старой части, где одновременно с развитием купеческо-промышленной деятельности сохранялись обычаи местечек.
Интересным феноменом являлся распространенный здесь хасидизм. В конце ХVIII - начале ХIХ вв. Бердичев был одним из главных центров его, особенно, когда здесь жил цадик Лейви-Ицхок Бердичевский. Став важным торгово-промышленным центром правобережья Украины, Бердичев одновременно оставался еврейским местечком с остатками средневековых общинно-патриархальных отношении. Недаром Бердичев считают одним из прообразов литературной Касриловки Шолом-Алейхема. Но наряду с общинно-патриархальным здесь развивалось светское образование, наряду с хедерами были гимназии, рядом с синагогами - театры, наряду с раввинами - еврейская интеллигенция (врачи, адвокаты, педагоги и др.), зачастую получавшие образование за границей.
Город состоял из нескольких частей. Основными были так называемые “Старый город” и “Новый город”. Кроме того, выделялась “Та сторона реки”, где жило меньше евреев, и окраина “Старого города” -“Пески”, где жили евреи-ремесленники и люмпены. В “Старом городе”, населенном в основном мелкими торговцами, ремесленниками, религиозными деятелями, больше ощущалось религиозно-хасидское влияние. Здесь находились клер (разновидность синагоги) цадика Лейви-Ицхока, “Большая старая синагога”, множество синагог по специальностям ремесленников и другим признакам прихожан, а также начальные религиозные школы-хедеры. Общеупотребляемым языком здесь был оригинальный, сочный, красочный идиш, обогащенный украинскими и польскими элементами, которые привносило окружающее нееврейское население, в частности, сельские жители, с которыми евреи общались на ярмарках.
В “Новом городе” жили преимущественно купцы, промышленники, интеллигенция. Кроме шикарных хоральной и новогородской синагог, здесь находились театр, коммерческое училище, несколько гимназий. Здесь старались говорить по-русски, что тогда означало “по-интеллигентному”. Овладевая русским языком, здешние евреи делали шаг в “большой мир”. Этот русский язык “нуворишей” остроумно обрисовал своим острым пером Шолом-Алейхем. Здесь, в отличие от “Старого города” и “Песков”, в основном застроенных небольшими одноэтажными глинобитными домиками, стояли богатые кирпичные особняки, где жили купцы, промышленники, врачи, адвокаты, разбогатевшие ремесленники, учителя гимназий. На стыке Старого и Нового города, на гористом правом берегу речки Гнилопять, располагался район под названием Качановка, где, по свидетельству старожилов, когда-то жил "дедушка литературы на идиш" Менделе Мойхер-Сфорим.
На Качановке, как в Старом городе и Песках, разговорным языком был идиш. Следует заметить, что многие неевреи города понимали идиш и даже говорили на нем.
В меньшем по численности нееврейском населении Бердичева, кроме украинцев, значительное место занимали поляки. На главной улице Нового города стоял католический костел, знаменитый тем, что в нем венчался Оноре де Бальзак с графиней Ганской. На Кармелитской улице в старой крепости, стена которой с амбразурами возвышалась над рекой, размещался монастырь “Босых кармелитов”. На Церковной площади, на улице Никольской, за рекой стояли православные церкви, звон колоколов которых доносился и до еврейских синагог Бердичева.
Таково было своеобразное окружение Бердичева: с одной стороны - “просвещенные” евреи Нового города, стремившиеся войти в русскую коммерческую и культурную жизнь, с другой -православное и католическое население, жившее рядом с еврейским большинством города. В этих условиях идиш являлся тем фундаментом, на котором зиждилась жизнь большинства бердичевских евреев. Из разговорного идиша черпали и обогащали его классики литературы.
Многокрасочные толпы евреев на Песках, в Старом городе, на Качановке разговаривали, шутили, торговались, шумели, смеялись и плакали на идиш. Это происходило во дворах, на улицах, на базаре (“ятках”), в мастерских ремесленников, в магазинах и лавках. А вечерами, особенно зимой, прислонившись к печке в синагоге, евреи рассказывали о цадиках и хасидах, о мудрецах и шутниках, о волшебниках, волшебстве и талисманах - всё на идиш.
Надо отметить, что идиш был также достоянием некоторой части бердичевской еврейской интеллигенции. Здесь читали книги и газеты на идиш, уже выходившие в России в XIX в. Имеются архивные материалы, подтверждающие связи деятелей еврейской культуры с Бердичевом. Фотографии 1900-01 гг. свидетельствуют об участии Шолом-Алейхема, Марка Варшавского и других известных лиц в проводившихся в Бердичеве собраниях, в частности, в “Большой новогородской” синагоге. Сохранились комплекты дореволюционных газет, издававшихся на идиш, в частности, читавшейся во многих семьях Бердичева, газеты “Дос юдише фолксблат” (“Еврейский народный листок”) за 1887-89 гг. (она издавалась в Петербурге и там впервые были опубликованы фельетоны молодого Шолом-Алейхема).
Положение еврейского населения Бердичева при советской власти в межвоенный период, когда повсюду разрушался традиционный образ жизни, - это предмет отдельного разговора. Нам хотелось бы только отметить то особое положение в культурной жизни еврейского населения Бердичева, которое занял идиш в первые 15-17 лет этого периода (примерно до второй половины 30-х гг.). Здесь мы встречаемся с явлением, характерным для всех районов более или менее компактного проживания евреев в СССР. Речь идет в первую очередь об общедоступном школьном образовании на языке идиш, о широком развитии литературы на идиш, в особенности поэзии, о создании сети центральных и местных газет на этом языке, о становлении профессиональных театров и даже создании отдельных судебных коллегий на идиш. Нельзя не упомянуть и организацию высшего педагогического образования для подготовки учителей по разным предметам и исследовательских центров еврейской истории и культуры - всё на идиш.
Однако всё это делалось одновременно" с жестоким преследованием за религиозную деятельность, что сопровождалось запретом образования и культурной деятельности на языке ТАНАХа - “лошнкойдэш”.
Всё это не могло не отразиться на жизни такого города, как Бердичев. Здесь была создана сеть начальных, семиклассных и полных средних школ, в том числе и техникумов, на идиш, выходила местная газета на этом языке, в город приезжали еврейские театры и концертные бригады (чтецы, музыканты, певцы и др.), в том числе и специально для детей и юношества, действовали клубы и художественная самодеятельность, в одной из типографий печатались книги и учебники на идиш. При городской библиотеке, имеющей богатый фонд литературы на идиш, действовал литературный кружок, в котором встречались учителя и ученики еврейских школ, журналисты, любители литературы разных возрастов. Был среди них и брат Шолом-Алейхема Вевик, по основной профессии - печатник, написавший и издавший тогда книгу “Мой брат Шолом-Алейхем”. Часто приезжали писавшие на идиш писатели и поэты, среди них - бывшие земляки бердичевцев (Абрам Каган, Мотл Гарцман, Авром Гонтарь, Иосиф Котляр).
Но к концу 1930-х гг. школы на идиш фактически прекратили свою деятельность, и к началу войны культурная деятельность на этом языке в Бердичеве угасла. Что произошло потом - хорошо известно.
Катастрофа, постигшая наш народ, смела с лица земли и еврейский Бердичев, как и другие еврейские поселения. После войны, правда, несколько оживилась еврейская религиозная жизнь среди вернувшихся из эвакуации и с фронтов бердичевских евреев. Однако обстоятельства, государственный антисемитизм, отток людей молодого и среднего возраста в другие города, эмиграция последних лет не могли не привести к опустошению еврейского Бердичева, где самыми “людными” местами остаются сегодня братские могилы и кладбища с полуразвалившимися надгробиями, среди которых и могила знаменитого цадика...

В дополнение к изложенному привожу небольшое эссе-воспоминание, посвященное исчезнувшей традиционной еврейской жизни Бердичева, ее символике.

С тех пор как человек стал познавать себя и окружающий мир, его жизнь наполнялась символами, которые играли и играют различную, иногда решающую роль, как в повседневной материальной жизни, так и особенно в моменты духовного подъема.
Символы - путеводная ось развития человеческой культуры - тотемы, идолы, надгробия, пирамиды, скульптуры, храмы, другие сооружения, не служившие непосредственному удовлетворению материальных потребностей человека, и наконец, речь, язык и письменность - суть вещественно-символическое выражение тех или иных сторон его мышления. Приведенный примерный перечень вовсе не имеет в виду определенную очередность возникновения и развития или степень значимости символического понятия. Сказанное выше в данном случае является только введением к сообщению о возникновении символа, - личного символа в частной жизни.
В духовной жизни евреев символика играла особую роль и собственно послужила в значительной, если не решающей степени основой сохранения народа, как единой общности в течении веков и тысячелетий его существования, в особенности и главным образом, в рассеянии. Мудрецы древности знали силу и значение символов для сохранения человеческой общности, но понимали также бренность некоторых из них. И именно потому ещё во времена существования первого и второго храмов и в особенности - после их разрушения, создавались и внедрялись в сознание народа неразрушимые символы, которые на первый взгляд могли показаться эфемерными, а в действительности оказались прочнее, казавшихся вечными, империй и народов.
В чем же непреходящая сила еврейских символов, сыгравших решающую роль в сохранении народа на долгом трагическом пути через тысячелетия гонений и притеснений в чужих странах, среди чужих народов? Так как евреи не были привязаны к земле, на которой жили в изгнании, их сила прежде всего в преемственности поколений. Тезис: “Передай сыну своему...” звучит в ушах ребёнка с тех пор, как он начинает осознавать значение членораздельных звуков. Он ещё не осознает что такое сын или дочь, а слышит уже: “Передай сыну своему...” Другой важный фактор прочности символов - это их ежедневная, еженедельная, ежемесячная, ежегодная повторяемость.
На косяке двери прибита мезуза, которой каждый входящий и выходящий касается и целует, отец каждый день надевает тфилин на руку и голову, мама каждый день употребляет отдельную посуду и кухонные принадлежности для мясных и молочных блюд и вообще соблюдается кашрут. Вечер каждой пятницы и суббота отличаются от будничных вечеров и дней (зажигание свечей, кидуш и трапеза, субботняя еда, субботняя молитва и отдых, субботние обычаи). Все события отмечаются по еврейскому календарю. Начало каждого месяца отмечается особой молитвой. Ежегодные праздники, каждый из которых в еврейском доме отмечается особо в расписании жизненного поведения и, конечно, прежде всего в пищевом рационе, который является ежедневной потребностью человека (и это кроме отдельных молитв, творимых в синагоге). Таковы особенности традиций соблюдения символов, составляющих то, что называется еврейской жизнью.
Начать с первоначального символа народа и его Б-га: “Куст, который горит и никогда не сгорает...” Величественный символ! Метафора, равной которой нет во всей мировой поэзии.
Так вот, во время соблюдения самого известного символического обряда в память о том, что “мы были рабами и стали свободными” -во время пасхального сэйдера я, ученик хэдера, гордый и воодушевлённый тем, что до этого так успешно произнёс традиционные четыре вопроса (“ма ништана...?”) решил, что имею право пообщаться с Элиягу hа-Нави (Ильёй-пророком). Был налит полный большой бокал вина (между прочим, семейная легенда рассказывала, что этот стеклянный бокал сохраняется в семье ещё со времён Богдана Хмельницкого). Мама открыла дверь для ожидаемого высокого гостя, то есть Элиягу, а отец начал произносить слова молитвы “Излей гнев свой...”, я протянул руку, чтобы над бокалом ощутить присутствие Элиягу, когда он отпивает вино. И сразу же получил отцовский шлепок по руке, что означало: “Не суйся, куда не велено и не просят...” Этот шлепок-символ-веление отца - запомнился на годы. А ведь мой отец носил имя Леви-Ицхок, доставшееся ему в наследство от своего прадеда - знаменитого цадика Лейви-Ицхока из Бердичева.
Может быть, о таком символе - мудром отцовском шлепке, не мешает помнить некоторым евреям-соискателям мест депутатов, министров, мэров и пр. Ведь при малейшей неудаче, которая может случиться со всеми, пострадают далеко не только они сами. При этом вспоминаются слова мудрого еврейского поэта, писавшего на идиш, которые в подстрочном переводе звучат примерно так: “Когда собираешься открыть новую звезду, cмотри, чтобы твоему народу не стало от этого темнее”.

по статье М.Дербаремдикера

Вернуться назад
             
Новости Гостевая Форум Чат Партнеры Каталог Реклама
             
Копирование материалов разрешено при указании ссылки на www.benzion.ru.
Автор проекта: Steinberg © 2005-2009
location.href='http://www.benzion.ru/main.php?topic=adv