Ben Zion. Сыны Сиона. Еврейский ответ на еврейский вопросBen Zion
 Startpage
 Favorites
 e-mail me
 Site Map
Новости Гостевая Форум Чат Партнеры Каталог Реклама
Ben Zion Культура
Вопросы и ответы
Знаменитости
Литература
Искусство
История
Музыка
    ::. Релизы
Языки
    ::. Идиш 
Юмор
Ben Zion Еврейский вопрос
Имена и фамилии
Антисемитизм
Сионизм
Разное
Ben Zion Разное
Download
Гостевая
Форум
Ссылки
Партнеры
Реклама
Каталог ссылок
О сайте/Авторы
Сотрудничество
Ben Zion Голосование
Ben Zion Подпишись!
Рассылка Subscribe.Ru:
Еврейские анекдоты от www.BenZion.Ru
Ben Zion Избранное
sem40.ru Шолом-Алейхем у Бердичевского Здесь можно скачать фильмы, музыку, игры и программы Welcome! Медиа Импульс - информационно-развлекательный портал, музыка различных направлений бесплатно, фильмы и видеоклипы, игры и позновательное, полезные программы и хороший круг общения
Ben Zion Счетчики


Rambler's Top100

Яндекс цитирования
Ben Zion Реклама 88x31
Ben Zion Еврейская советская культура в 1930-е годы
Гештробн из дос альтэ, борух дайан эмэт,
афилэ компресн калтэ лейгн из шойн шпет

(Умерло все старое, царство ему небесное,
даже холодные компрессы прикладывать уже поздно.)

Еврейская советская  песня

Установление Советской власти привело к окончательному решению спора между сторонниками идиша и иврита на территории советской страны. Уже 11 июля 1919 г. Наркомпрос РСФСР принял постановление «О преподавании в еврейских школах языка "иврис"». В пункте первом говорилось:

Признать, что язык «иврис» не является разговорным языком еврейской народной массы, почему не может быть отнесен к языку национальных меньшинств и в педагогическом отношении должен находиться в таком же положении, как вообще иностранный язык, не являющийся разговорным языком народной массы в пределах РСФСР.

В отдельных регионах (например, в Средней Азии, где иврит был единственным общим языком у местных евреев и учителей-ашкеназов) иврит использовался в школьном деле еще 3-4 года, но в целом судьба этого языка в советской стране была предрешена. Иначе сложилась судьба идиша (собственно "еврейского языка" по официальной терминологии). На нем в 20-е - 30-е годы была создана советская или пролетарская еврейская культура, призванная удовлетворить культурные запросы еврейской массы и заменить традиционную еврейскую культуру, связанную с религией и с "буржуазными" еврейскими течениями, такими как Бунд или сионизм.

Согласно сталинской формуле, еврейская советская культура должна была быть "еврейской по форме и социалистической по содержанию". Это формула, возможно, не соответствует современным культурологическим концепциям, но весьмо точно передает суть дела. По седержанию советская еврейская культура была большевистско-сталинской и воинствующе атеистической. Несмотря на это, к развитию еврейской культуры в СССР удалось привлечь в 20-е годы многих видных писателей-идишистов, оказавшихся в послереволюционные годы в эмиграции, таких как Л.Квитко, П.Маркиш, М.Кульбак, Д.Гофштейн, Д.Бергельсон, Дер Нистер. В годы ее расцвета существовали интереснейшие новаторские театральные коллективы: московский ГосЕТ (С. Михоэлс, В.Зускин), Минский еврейский театр (М.Рафальский). Языком советской еврейской культуры был идиш, в Средней Азии таковым выступал бухарско-еврейский (местно-еврейский), а на Северном Кавказе и в Азербайджане - горско-еврейский (татский). Отдельных культурных институций для крымчаков, караимов и грузинских евреев практически не создавалось. С середины тридцатых годов набирает силу кампания по свертыванию советской еврейской культуры, закрываются культурные институции (школы, техникумы, еврейские пед. факультеты, музеи, издательства), прекращается издание газет, книг и учебников, расстреливаются авторы и режиссеры, творившие в рамках этого движения (в 1937, когда были репрессированы поэты М. Кульбак и Изи Харик, режиссер М.Рафальский, и в 1952 г., когда было расстреляно большинство оставшихся крупных ерейских писателей). Этот процесс происходит в рамках политики ликвидации культурных институций нетитульных народов (он коснулся не только евреев, но также ассирийцев, армян, немцев, греков, курдов, цыган и многих других). На некоторое время ликвидация еврейской культуры приостанавливается в связи с присоединением общирных территорий на западе СССР (Прибалтика, Западная Украина и Белоруссия, Молдавия), населенных евреями, владевшими только идишем, и с началом войны (тогда для сплочения антигитлеровских сил и ведения пропаганды на Западе был создан Еврейский антифашистский комитет, взявший на себя функции координации всей еврейской культурной деятельности).

Сегодняшний наш интерес к еврейской советской культуре обусловлен, с одной стороны, тем, что это часть идишской культуры, с другой стороны - тем, что это единственная форма организованной еврейской жизни, разрешенная в СССР. В этой статье я использую опубликованные дипломные работы о советской еврейской культуре двух молодых исследовательниц из Москвы Элины Школьниковой и Анны Штерншис (РГГУ).

Часто приходится слышать мнение, что еврейская советская культура была ликвидирована не столько в результате изменения национальной политики партии в 30-е годы, а, скорее, вследствие ее непопулярности у самих евреев. Эта позиция удобна для критиков идишской культуры с трех разных идеологических платформ. Во-первых, коммунисты-ассимиляторы, говоря, что еврейские институции были закрыты "снизу", из-за их непопулярности, пытаются обелить преступления советской власти. Например, главный редактор единственного советского еврейского журнала "Советиш Хеймлэнд", выходившего на идиш с 1960-х годов, советский пропагандист Арон Вергелис говорил, что "еврейские мамы закрыли еврейские школы".

Во-вторых, сторонники сионистского образования на иврите стремились подчеркнуть бесперспективность подобных школ. Например, в солидном "Очерке истории еврейского народа", под редакцией проф. Ш.Эттингера, изданном по-русски в серии "Библиотека-Алия", говорится:

Но т.к. не было возможности продолжать занятия на идиш в высших учебных заведениях или использовать приобретенные в еврейских неполных средних школах знания на предприятиях и в учреждениях, вскоре дети стали покидать учебные заведения на идиш. Этому содействовало также отсутствие какого-либо национального содержания в учебной программе для этих школ, не включавшей ни еврейской истории, ни языка еврейской исторической культуры - иврита.

В-третьих,  сторонники еврейского религиозного образования по понятным причинам крайне отрицательно характеризуют воинствующе-атеистическую систему образования в советской школе. Подобная аргументация приводится, например, в работе Э.Школьниковой:

К тому же советская еврейская школа, будучи проводником коммунистической идеологии и сталинских догм и ведя жесткую борьбу с еврейской религиозной традицией, вызывала неприязнь у традиционных евреев. Ведь именно еврейская школа вела пропаганду против иудаизма, стремилась вытравить еврейское национальное самосознание. Если в общей школе отсутствие ребенка в субботу или праздник могло быть не замечено, то в еврейской школе это специально преследовалось

Без труда можно разыскать множество и других подобных высказываний, но я оставляю это занятие читателю. Подобная аргументация неубедительна. Родители, стремящиеся к еврейской культуре и не имеющие возможности приобщить ребенка к изучению древнееврейской истории или к "языку исторической еврейской культуры - ивриту", предпочтут начать хотя бы с еврейской грамоты и Шолом-Алейхема и Менделе, а не отдавать ребенка в русскую школу, где он не получит вообще никакого знакомства с еврейским культурным наследием. Стремление же отдать ребенка в русскую школу, чтобы соблюдать субботу и праздники, было в те годы скорее единичным исключением.  Нужно понимать, что все национальные культуры подвергались советизации и пролетаризации в те годы, по этой же логике украинские родители должны были стремиться не отдавать ребенка в украинские школы, русские - в русские школы и так далее.

Два других типичных аргумента в пользу того, что еврейская советская культура была ликвидирована "снизу" состоят в том, что, во-первых, идиш был непопулярен из-за того, что для высшего образования требовалось знание русского языка, а во-вторых, что культура идиш одновременно умирала и в Восточной Европе, США, Латинской Америке, Палестине.

Эти аргументы также малоубедительны. Да, для того, чтобы учиться в ВУЗе или университете, нужно было знать русский или другой язык большого народа. (Примерно как в наше время для учебы за границей необходим английский). Но непонятно, почему знание родного языка и двуязычие противоречит обучению в ВУЗе. Двуязычные дети зачастую более развиты, им открыты большие возможности, они имеют больше шансов учиться в ВУЗе. В качестве параллели с нашим временем можно напомнить, что среди современных русскоязычных иммигрантов в США, Германии, Израиле или Канаде многие родители, если не большинство, хотят, чтобы их дети были грамотны по-русски, сами учат их основам русской культуры или посылают в платные русские детские сады и кружки. Аргумент, что это помешает детям учиться в местных университетах, в этом случае почему-то не действует. Так же и в СССР, заметная часть родителей стремились к ассимиляции и не видели ценности в культуре идиш, но большинство с удовольствием бы обучило их основам грамоты на родном языке, стихотворениям и песенкам - тому, что дает начальная школа.

Не следует отождествлять советскую еврейскую культуру с культурой идиш вообще, особенно с таковой за пределами СССР. Американская еврейская культура не сводится к идишу, она творилась на разных языках, основной структурой еврейской жизни в США является не школа и не культурная организация, а религиозная община. Никаких оснований говорить о ликвидации американской еврейской культуры нет. Основным языком израильской культуры является иврит, нет также никаких оснований говорить о ликвидации еврейской культуры в Израиле. В СССР же основой еврейской жизни были еврейские культурные учреждения, школы на идише. Их ликвидация означала полную ликвидацию еврейской культуры. Именно потому что в СССР в 20-е годы была провозглашена цель создания новой еврейской культуры на идише, сюда переселились Квитко, Маркиш, Кульбак, Бергельсон и прочие расстрелянные впоследствии писатели. Если бы подобная цель провозглашалась в Палестине, вероятно, они бы переселились туда (как сделали это ивритские пистатели Бялик, Черниховский, театр Габима), но культура идиш была основой еврейской жизни именно в СССР.

Статистические данные, свидетельствующие о резком закате еврейской культуры в СССР во второй половине 1930-х годов, хорошо известны. Если в 1932 г. в еврейские школы ходило больше половины всех еврейских детей на Украине и в Белоруссии, то в 1936-1938 гг. происходит массовое закрытие школ, в 1939 прекрашается издание учебников для них. Скорость этого процесса значительно превышает скорость ассимиляции и потери идишем статуса родного языка. Закрываются не только школы, но театры (из 11 театров на идише в 1933 г. на Украине осталось лишь 4 к 1938 г.), газеты, издательства, радиопередачи, еврейские отделения техникумов и ВУЗов, музеи, еврейские колхозы, сельсоветы. В 1936 г. закрылся Институт Еврейской Пролетарской Культуры в Киеве. В 1938 г. закрылась центральная еврейская газета «Эмес», в 1939 г. рассматривалось предложение издавать работы еврейских писателей только в переводах.

Отчасти верно, что одной из предпосылок упадка культуры на идиш был распад традиционного местечка в 1930-к годы. Но не это стало причиной явного и резкого изменения национальной политики властей. Речь все же идет о тоталитарном государстве, где мнение низов почти не имело значения для властей, да и высказвать мнение, отличное от официальной политики, никто не смел, особенно в разгар Большого Террора в 1937 г. Я не слышал ни о протестах евреев по поводу сворачивания еврейской культурной деятельности, ни о просьбах эту деятельность прекратить. Их мнение просто никто не спрашивал. При необходимости государство поддерживало совершенно непопулярные и бессмысленные национальные институции. Издавались большими тиражами книги на языках народов СССР, многие из которых никогда не раскупались. Никто не закрывал национальные школы в республиках СССР, где они часто пользовались не большей популярностью, чем еврейские школы в местечках. Да и на русском языке, как мы помним, всегда издавалось масса не пользовавшейся спросом литературы, о раскупаемости которой мало заботились; при необходимости продавали в нагрузку или заставляли подписываться на газеты. Самый близкий к нашей теме пример - Еврейская автономная область с центром в Биробиджане. Несмотря на то, что она никогда не пользовалась популярностью у евреев, это странное образование пережило и еврейскую советскую культуру, и Сталина, и СССР, никто не думал его закрывать, поскольку соответствующего политического решения не было.

Причина тут в другом. С начала 1930-х годов происходит изменение советской национальной политики. Упраздняются все элементы национальных культурных автономий на местах. Вместо этого возникает жесткая иерархия национально-территориальных автономий. Теперь развивать национальную культуру можно только в сответствующей республике или автономной области, округе. Такая политика ударила по народам, не получившим своих республик или областей: евреям, грекам, корейцам, цыганам, ассирийцам, полякам, курдам. Они оказались как-бы лишними в семье советских народов, их культуры не подлежали развитию, и они обрекались на ассимиляцию (не случайно многие из этих народов подверглись затем переселению). Евреи были самым многочисленным их этих народов. Одновременно прошла кампания по борьбе с национальными "уклонами". Евреи были не единственным народом, обреченным на насильственную ассимиляцию, и политика эта не была непосредственно связана с распадом традиционной местечковой жизни. Еврейские школы ликвидировались и вдалеке от традиционных местечек. Например, в Ленинграде в 30-е годы действовало две еврейские школы. Одна из них закрылась в 1936 году, вторая - после постановления бюро ленинградского обкома ВКП(б) от 20 декабра 1937 г. «О национальных школах и других культурно-просветительных учреждениях»:

 «Считать вредным существование особых национальных школ (финских, эстонских, немецких, польских, латышских, англо-американских, ассирийских и других, а также особых национальных отделений при школах). Предложить гороно и облоно реорганизовать их не позднее 15 января 1938 г. в советские школы обычного типа»

Как видно, школы ликвидировались не потому, что традиционный образ жизни в местечках распался и популярность идиша упала, а потому, что этого требовала политика партии.

Одновременно происходила и ликвидация еврейских культурных институцей у среднеазиатских и горских евреев, хотя темпы ассимиляции и параметры распада традиционного общества там носили совсем другой характер, чем у европейских евреев. В 1937 году в Самарканде был ликвидирован еврейский музей, закрывались школы, газеты, журналы, прекратился выпуск книг. Тут уж точно ни о каком самороспуске национальной культуры и общинной жизни "снизу" говорить не приходится. Бухарские евреи восприняли ликвидацию своих культурных учреждения с недовольством. Вот как описывал эту ситуацию лингвист и этнограф Якуб Калантаров в статье "Среднеазиатские евреи" (справичник "Народы Средней Азии и Казахстана", Москва, 1963):

В еврейских кварталах организовывались курсы по подготовке учителей и открывались школы, которые постепенно вытесняли религиозные школы. В 1922/23 г. преподавание стало вестись на родном языке среднеазиатских евреев. В 1928 г. в основу письменности в замен древнееврейского был положен латинский алфавит, отражавший состав фонем разговорного языка среднеазиатских евреев.

Однако в дальнейшем среднеазиатские евреи приняли общетаджикскую письменность, поскольку, как отмечалось, их язык является по существу диалектом таджикского языка. Это мероприятие способствовало массовому вовлечению молодежи в школы и другие учебные заведения.

Это написано эзоповым языком, но пропущеная редактором фраза "как отмечалось" явно не свидетельствуют о согласии автора с "этим мероприятием". Не мог написать прямо и о том, что до 22/23 г в среднеазиатских еврейских школах использовали иврит. В мемуарах эмигрировших авторов (М.Бачаев) все описано прямо.

Естественно, что в условиях репрессий по отношению к еврейской культуре, бесперспективности и даже опасности занятия ею, многие родители не отдавали детей в еврейские школы и не стремились научить их идишу. Но, хотя еврейские школы не пользовались популярностью, далеко не везде евреи воспринимали их ликвидацию с удовлетворением. Воспоминания о закрытии одной из последних еврейских школ в СССР (в Каунасе уже в послевоенные годы) можно прочитать здесь. Еще меньше оснований говорить о ликвидации "снизу" театров, газет и журналов, музеев, официальных структур.

В 1939-40 годах к СССР были присоединены Западная Украина и Белоруссия, страны Прибалтики, Бессарабия и Буковина, позднее - Закарпатье. К трем миллионам советских евреев прибавилось еще два миллиона на присоединенных землях. Для пропагандистской и воспитательной работы в их среде снова оказались востребованными культурные институции на идише. Начавшаяся война и Холокост, однако, привели к истреблению большей части еврейского населения на этих территориях. С началом войны Сталин резко изменил внутреннюю политику, стараясь мобилизовать всех возможных нетрадиционных союзников, таких, например, как церковь. Еврейское культурное движение также было подключено к антигитлеровской пропаганде. В 1941-42 гг. был создан Еврейский Антифашистский Комитет (ЕАК), который начал выпускать газету "Эйникайт". Увеличился выпуск еврейских книг, издательство "Дер Эмес" ("Правда") действовало в Куйбышеве. Многие евреи видели в ЕАК некое подобие государственного еврейского органа, обращались туда с жалобами и просьбами о помощи.

После войны основная функция ЕАК (пропаганда в СССР и за рубежом, сбор средств) была выполнена, и партия постепенно вернулась к прежней политике по отношению к еврейской культуре. Ряд еврейских культурных деятелей расчитывали на возрождение системы образования на идише, думали о создании еврейской автономии в Крыму (Еврейская автономная область на Дальнем Востоке явно была нежизнеспособным проектом). Однако эти их надежды были тщетны, их самих вскоре обвинили в буржуазном национализме, начался "процесс ЕАК", а затем и "дело врачей". Определенную роль сыграла, очевидно, и поддержка многими советскими евреями создания Израиля (восторженный прием Голды Меир в Москве), однако, израильские авторы склонны преувеличивать роль этого фактора

Отмечу, что "дело ЕАК" было направлено не против евреев в целом, а именно против сторонников развития советской еврейской культуры. Отношение к сторонникам ассимиляции не сильно изменилось, например, И.Эренбург получил сталинскую премию в разгар "дела врачей" в январе 1953 г., С. Маршак получил сталинские премии в 1949 и в 1951 году. Эренбург довольно пренебрежительно относился к идишу, он писал в 1925 г. «Книги еврейских писателей, которые пишут на «идиш», иногда доходят до нас. Это - книги как книги, нормальная литература, вроде румынской или новогреческой. Там идет хозяйственное обзаведение молодого языка, насаждаются универсальные формы, закрепляется вдоволь шаткий быт, проповедуются не бог весть какие идеи. Может быть, этот язык слишком беспомощен, слишком свеж и наивен для далеко не младенческого народа». О том, как взгляды С.Маршака эволюционировали от сионизма к ассимиляторству можно прочитать в статье М. Гейзера. В материалах судебного процесса по делу ЕАК в 1952 г. среди обвинений в национализме фигурировало обвинение в нежелании отказаться от идиша. Например, поэт Д.Гофштейн "раскаивался" на суде в том, что он продолжал писать на идише.

Однако, поскольку евреи не вписывались в схему советских национальной политики, со временем угроза нависла над всеми гражданами-евреями, их увольняли с некоторых должностей (например, из системы МГБ - даже моя бабушка была уволена с должности лаборантки в поликлинике, оказавшейся ведомственно подчиненной этому министерству). В 1953 г. распространились слухи о предстоящей депортации всех евреев.

На этом история советской еврейской культуры заканчивается. В начале 1960-х, в годы хрущевской оттепели, был создан весьма качественный по форме литературно-публицистический журнал на идише "Советиш Хеймланд" ("Советская Родина"), редактором которого был журналист Арон Вергелис из Биробиджана. В нем публиковали произведения расстрелянных еврейских писателей, уцелевших советских авторов, некоторых зарубежных, материалы о войне и Холокосте, официоз. Однако число читателей, владеющих еврейской грамотой, неуклонно снижалась, а нового пополнения не поступало.

Как оценивать сегодня такое странное явление, как советская еврейская культура? В период расцвета она дала крупнейших мастеров мирового масштаба, таких как Михоэлс, Маркиш, Квитко. Основным же ее назначением было оторвать евреев от традиционной культуры и уклада жизни, направить их к ассимиляции. Чтобы лучше представить атмосферу того времени, приведем из работы А.Штерншис некоторые песни и частушки, которые заучивали в школах, на культмассовых мероприятиях.

Вот стихотворения из "Красной Агады", опубликованное в журнале "Апикойрес" ("Безбожник") в 1929 г. Там приводился целый сценарий "антирелигиозного седера". Вот как звучала известна песня "Даейну" ("Нам достаточно"), главными героями которой стали пытающиеся убежать от фининспектора нэпманы:

Вен большевикес вольт кумен
Ун вольт горнит цугенумен, даейну. Дай-даейну....
Вен зей вольтн йо генумен,
Нор зей волтн лозн хандлен
Волтн мир алц цурик бакумен,
Ун с'вольт гевен, даейну. Дай-даейну...
Ва дем уммеглекх хандлен,
Вен с'вольт нит гевен кейн Финотдел
Вольтн мир фун зей гемахт а тейл,
Ун c'вольт гевен нох даейну. Дай-даейну...

(Если бы пришли большевики и ничего бы не забрали, этого было бы нам достаточно! Если бы они пришли и все забрали, но разрешили торговать, мы бы все назад получили, и этого было бы нам достаточно! Если бы не разрешили торговать, и если бы не было Финотдела, но мы с ними бы поделились, и этого было бы нам достаточно!)

Еще оттуда же:
Маца, майрес, карпес хрейн -
C'з дем  бойрес вильн,
Из дер ребе фрум ун шейн -
а хазерл ин тфилн.
(Маца, марор, карпас и хрен - это дурные веши, А красивый набожный ребе - поросенок в тфилине.)

Эфшер зайнен мир фарштейт
Ви штифер ун киндерейсим.
Мир шикн айх а гройсе файг
Лековед йойм-тов Пейсах!
(Может быть мы будем поняты как дети-хулиганы. Мы посылаем вам большую фигу в честь праздника Песах!)

Вот некоторые частушки. Предвыборная:
Фетер, мест зих нит баримен,
Вест нит дурхгейн инм рат
Кейнер вет фар дир нит штимен
Вайл ду бист а бюрократ

(Дядя, ты лучше не хвастайся, ты не пройдешь в Совет. Никто за тебя не проголосует, потому что ты - бюрократ! - И. Фефер)

Хавер Сталин из ба ундз тайерер фар а татэ
Ундзер ганцеер ланд клаибт им ин депутатн.
Дер хавер Каганович из ундзер депутат,
Арунтер митн голех, арунтер митн рав!

(Дороже нам товарищ Сталин, чем отец родной, и вся наша страна выбирает его в депутаты. И товарищ Каганович - наш депутат, больше нет у нас попов, больше нет раввинов.)

Вот как было воспринято сталинское высказывание:
Дос лебен из геворн бесер, дос лебн из геворн фрейлех,
Гей их мир а тенцл мит майн тройке мейдлех!
(Жить стало лучше, жить стало веселей. Я иду на танцульки с моей тройкой девочек!)
Антирелигиозная:
Мир хобт кейн рабоним нит, мир глойбн нит ин Гот,
Штарк из ундзер армие, штарк из ундзер флот!
(Вовсе нет у нас раввинов, мы не верим в Бога. Сильна наша армия, силен наш флот!)
Важную роль в насаждении нового быта и советской культуры играл конфликт между традиционными родителями и детьми-пионерами и комсомольцами:
-- Вас зисту азой бацорн, зуненю?
-- Их хоб либ а шейн мейдл, маменю.
-- Вер же из дос мейделе, зуненю?
-- А юнге комсомолочке, маменю!
-- Ци хот зи епес надн, зуненю?
-- Цвей голдене хенд, маменю!
-- Ци хот зи епес цирунг, зуненю?
-- А "КИМ" афн блузке, маменю!

("Почему ты грустен, сынок?"-- "Я люблю красивую девушку, мамочка" -- "Кто же эта девушка, сынок?" -- "Молодая комсомолка, мамочка" -- "Есть ли у нее приданое, сынок?" -- "Пара золотых рук, мамочка" -- "Есть ли у нее украшения, сынок?" -- "Комсомольский значек на блузке, мамочка?", и так далее).

Целью государственной поддержки еврейской советской культуры было оторвать евреев от традиционных еврейских ценностей, а не сохранить их. Нет сомнения, что если бы культура идиш в СССР не была разгромлена, число ее носителей все равно неуклонно бы уменьшалось. Но не следует забывать, что речь идет о народе, насчитывавшем несколько миллионов человек. Современные русскоязычные евреи, чьи родители и деды прошли через отказ от идиша, склонны преувеличивать неизбежность культурной ассимиляции. Однако процесс этот не всегда прямолинейный, популярность родного языка и национальное самосознание могут падать и вновь подниматься, поэтому, пусть не с миллионами, но с десятками тысяч носителей, культура идиш продолжила бы свое существование в СССР. Однако Советский Союз оказался страной, где еврейская культура в любой форме, будь то религиозная или светская, на идише, на иврите, на бухарско-еврейском и даже на русском была недопустима с точки зрения власти. Это касалось даже сталинской социалистической советской культуры идиш, которой посвящена эта статья. И в этом главное отличие еврейской политики в СССР от того, что происходило с еврейством в странах Америки, Европы или Палестине.

по статье М.Носоновского

Вернуться назад
             
Новости Гостевая Форум Чат Партнеры Каталог Реклама
             
Копирование материалов разрешено при указании ссылки на www.benzion.ru.
Автор проекта: Steinberg © 2005-2009
location.href='http://www.benzion.ru/main.php?topic=adv