Ben Zion. Сыны Сиона. Еврейский ответ на еврейский вопросBen Zion
 Startpage
 Favorites
 e-mail me
 Site Map
Новости Гостевая Форум Чат Партнеры Каталог Реклама
Ben Zion Культура
Вопросы и ответы
Знаменитости
Литература
Искусство
История
Музыка
    ::. Релизы
Языки
    ::. Идиш 
Юмор
Ben Zion Еврейский вопрос
Имена и фамилии
Антисемитизм
Сионизм
Разное
Ben Zion Разное
Download
Гостевая
Форум
Ссылки
Партнеры
Реклама
Каталог ссылок
О сайте/Авторы
Сотрудничество
Ben Zion Голосование
Ben Zion Подпишись!
Рассылка Subscribe.Ru:
Еврейские анекдоты от www.BenZion.Ru
Ben Zion Избранное
sem40.ru Шолом-Алейхем у Бердичевского Здесь можно скачать фильмы, музыку, игры и программы Welcome! Медиа Импульс - информационно-развлекательный портал, музыка различных направлений бесплатно, фильмы и видеоклипы, игры и позновательное, полезные программы и хороший круг общения
Ben Zion Счетчики


Rambler's Top100

Яндекс цитирования
Ben Zion Реклама 88x31
Ben Zion Фамилии крымчаков как источник их этнической истории

Крымчаки, или крымские евреи, всегда были немногочисленными. В конце XVIII в. их насчитывалось, очевидно, менее 1 тыс. чел.; накануне второй мировой войны - около 8 тыс. чел. Современная их численность оценивается менее, чем в 2 тыс. человек. Интересно, что в фамилиях столь малой группы евреев отразилась общая для всего нашего народа судьба: странствия, переселения и - совершенная схожесть...

Анализ фамилий крымчаков, формировавшихся на протяжении XV-XIX в.в., дает богатый материал для реконструкции их этнической истории. Впервые фамилиями крымчаков как историческим источником заинтересовался антрополог С.А. Вайсенберг, опубликовавший первый подробный список собранных им крымчакских фамилий. Значительная часть его списка - всего в нем более 120 фамилий - снабжена этимологическими и семантическими пояснениями..

Наиболее ценным источником для изучения фамильного фонда крымчаков являются данные их общинной переписи, проведенной по инициативе самих крымчаков в 1913 г. в 19 населенных пунктах Крыма и южных губерний Российской империи. Перепись охватила 5502 чел, включая детей от браков между крымчаками и ашкеназами в первом поколении. Среди более чем 40 пунктов опросного листа переписи, главный интерес для изучения антропонимики представляют вопросы, связанные с анкетными данными и наличием в семье опрашиваемого преданий о происхождении его семьи или фамилии. Всего в материалах переписи отмечены 174 фамилии. В итоге, известный на сегодняшний день крымчакский фамильный фонд состоит из 228 фамилий. Основы крымчакских фамилий этимологизируются на базе многих языков: семитских, тюркских, романских, славянских, идиша. Некоторые фамилии можно классифицировать как "топонимические" (т.е. происходящие от географических названий). Этимология трех фамилий: Ависбабис, Ависбадес и Осок (возможно, от местечка Осек в Польше) остается пока неясной.

Фамилии от слов и имен иврита (более 30% всего фамильного фонда и 40% носителей по переписи 1913г.), отражают его важную роль во многих сферах общественно-религиозной и духовной жизни крымчаков. Типологически они могут быть сгруппированы следующим образом: 1) фамилии, семантически связанные с традиционной структурой иудейской общины: Коген (священник), Леви (традиционно "жрец"), Габай (староста синагоги), Нееман (казначей), Реби (учитель), Хахам (служитель культа), Шамаш (служка в синагоге); 2) от почетных титулов-прозвищ принятых в еврейской письменной традиции: Аврабен ("отец учителя" - древний титул ученых, воспитавших много учеников), Бентовим ("из хорошей семьи"), Бехар (от аббревиатуры "бен квод рабби" - сын почетного человека), Москил (образованный, просвещенный - титул образованного в делах религии человека), Рабену ("наш учитель" - почетный титул сведущих в религии) и др.; 3) патронимического (т.е. по имени отца) происхождения: Абаев (от евр. мужского имени Аба или талмудического Абай), Абрашев (от крымчакского Абраш, восходящего к евр. Авраам), Ашеров (от евр. Ашер), Бохор(ов) - (от мужского имени Бохор, - др.евр. "первенец", Мешлам (от евр. Мешулам), Самойлович (от.евр. Шмуэль), Урилевич (от евр. Уриэль) 8 и др.; 4) от религиозных праздников: Пурим, Пйесах; 5) этнонимические(от названия народа): Ашкенази и Ачкинази (еврей - выходец из Германии). Мизрахи (восточный, как вариант - еврей с Востока), и т.п.

Лингвистический и исторический анализ большинства фамилий данной группы позволяет соотнести их с определенными ареалами еврейской диаспоры, в частности, ашкеназским, сефардским и собственно крымчакским. Так, в связи с различиями в произношении иврита у ашкеназов и крымчаков, распространенные среди крымчаков фамилии Пейсах (от евр. имени Пейсах) и Шолом (от евр. имени Шалом), вероятно можно считать ашкеназского происхождения, так как в крымчакском и сефардском вариантах основы их должны быть представлены соответственно как Песах и Шалом. Следует отметить, что последняя фамилия известна у крымчаков и в форме Шалом. Аналогичным образом ашкеназским по происхождению могут считаться также фамилии Нейман и Коган. На крымчакское происхождение фамилий Абрашов, Метешевич, Юсуфов указывает тюркизированная форма их основ - библейских мужских имен Авраам, Мататия и Йосэф. К крымчакскому ареалу относится также и фамилия Реби (от. "рабби").

Фамилия Аврабен и Табон (от евр. имени Тибон) - сефардского происхождения. Аврабен возводится к сефардской фамилии Абрабанель - представители которой с XVII в. известны в Турции; а Табон - к семье знаменитых в средние века переводчиков Ибн-Тиббонидов, живших в Южной Франции в XII-XIII вв. 11. Это хорошо согласуется с преданиями самих крымчаков Целый ряд крымчакских фамилий: Бехар, Коэн, Леви, Меш(у)лам, Шалом, и др. - распространены в той же фонетической форме среди сефардов Турции и Балканского полуострова. Это подтверждает известный факт миграции сефардов из Турции в Крым в XVII-XVIII вв. и интеграции их в среду крымчаков. Некоторые фамилии, например Даниель (от соответствующего евр. имени), Абаев, Нисимович (от евр. Нисим), трудно соотнести с каким-либо определенным антропомонимическим ареалом, так как они бытуют у различных еврейских групп на территории СССР. Согласно семейным преданиям, носители двух последних фамилий среди крымчаков являются потомками выходцев с Кавказа.

Интересную информацию дает фамилия этнонимического происхождения. В рассматриваемой группе их две - Ашкенази и Мизрахи. Фамилия Ашкенази известна в еврейских общинах Центральной Европы уже в ХШ в., в Крыму это фамильное прозвище встречается, начиная с конца ХУ в.. Фамилия же Мизрахи широко представлена среди евреев Балканского полуострова. Малой Азии, Ближнего и Среднего Востока, известна с 117 в. У крымчаков, еще в начале XX в., бытовали предания, что носители этой фамилии в их среде - потомки выходцев из Персии и Турции.

Единственная фамилия крымчаков, этимологизируемая на основе арабского языка - Масот (от араб. имени Масуд) относится к сефардскому компоненту, так как в этой форме она встречается только среди евреев-сефардов, выходцев о Пиренейского полуострова

Фамилии, этимологизируемые на основе тюркских языков (более 30% всего фонда и около трети носителей по переписи 1913 г.). указывают на глубокую языковую интеграцию крымчаков в тюркской языковой среде. Типологически они могут быть сгруппированы следующим образом: 1) по профессиям и роду занятий - Атар (мелочной торговец, аптекарь), Бакши (учитель), Биберджи (растящий перец), Кагья и Кая ('управляющий, интендант, деревенский старшина), Колпакчи (шапочник), Пенерджи (сыровар), Сараф ('меняла), Таукчи (разводящий птиц) и др.; 2) по характерологическим или физическим данным: Абрашев (бесцветный; прокаженный), Карагёз (черноглазый), Кокоз (голубоглазый). Косе (безбородый), Хафуз (ученый), Чибар (рябой) и др.; 3) отыменные: Валит (от араб. мужского имени, вошедшего в тюркский именник), Хондо (от тюркского женского имени); 4) этнонимические: Гурджи (грузин, выходец из Грузии) и Лехно (поляк, выходец из Польши).

Первые фамильные прозвища тюркского происхождения зафиксированы у крымчаков не позднее ХV в. Это современные фамилии Кая, Кокоз и, вероятно, Бакши. Следует уточнить, что фамилии данной группы этимологизируются преимущественно на основе крымско-татарского языка. Определенные данные о возможной этнической привязке ряда фамилий этой, а также некоторых других групп, дает анализ двойных фамилий крымчаков и связанных с ними обычаев.

В материалах общинной переписи 1913 г. встречается значительное число крымчакских семей, указавших себя носителями двойных фамилий. Это - Ачкинази-Нейман, Ашкинази-Биберджи, Ашкинази-Колпакчи (всего 10 подобных основных связок и 15 их вариантов); Бакши-Рафаилов и Бакши-Сарач; Берман-Табон и Карагоз-Табон; Гурджи-Леви, Леви-Габеледжи, Леви-Сараф (всего 9 связок и 14 вариантов); Гурджи-Бехар, Измерли-Даниель (2. варианта), Ломброзо-Картби (3 варианта), Пурим-Кокоз, Шалом-Таукчи, Шалом-Чапичев, Шолом-Метешевич; а также чисто ашкеназские связки Варшавский-Коген и Вейнберг-Леви. Одна из составляющих двойных фамилий служила, как правило, синагогальным прозвищем, используемым во время религиозной службы. Эти прозвища не совпадали с паспортными фамилиями, и в них угадывается желание их носителей сохранить память о своем происхождении.

Так, все крымчаки традиционно ашкеназского происхождения именовались "Ашкинази". Синагогальными "прозвищами" были также: Бакши для Рафаилова и Томалака, Кокоз для Пурима, Габон для Каракоза и Шалом для Метешевича, Табона и Таукчи. Сюда же примыкает ряд фамилий на основе иврита и крымско-татарского языков, считавшееся традиционно "ашкеназскими": Борухов, Бохор, Зенгин, Кая, Кокуш, Колпакчи, Куркчи, Нейман, Хафуз, Хонду Чолак, Чибар.

Из анализа двойных фамилий следует, что большая часть фамилий на основе крымскотатарского языка возникла в XIX - начале XX в. из широко распространенных в среде крымчаков прозвищ ("лагъаб"), которые соединялись, как правило, c более древними, базовыми фамильными прозвищами (Ашкенази, Бакши, Гурджи, Леви, Шалом и др.). Так, например, в составленном Е.И. Пейсахом списке "лагъабов", бытовавших в начале XX в. есть Биберджи, Чибар, Куру и др. Как фамилии они стали использоваться поздно - очевидно в связи о назревшей необходимостью различать весьма многочисленных среди крымчаков Ашкенази, Бакши или Леви не только на бытовом уровне, но и на официальном.

Анализ двойных фамилий позволяет хотя бы частично решить вопрос о происхождении носителей фамилии Леви - самой распространенной среди крымчаков в 1913 г. Они связаны как с ашкеназами (например Вейнберг-Леви), так и сефардами (Леви-Габележи (от исп.-евр. - "габелла" - налог + тюркский суффикс деятеля по занятию, то есть сборщик налога, коробкодержатель), выходцами с Кавказа (Леви-Гурджи) и, вероятно, с потомками более ранних еврейских компонентов в составе крымчаков. К последним следует, очевидно, отнести и носителей второй по численности среди крымчаков в 1913г. фамилии Бакши, а также Кокоз. Это вытекает как из древности самих фамилий (они известны не позднее XV в.), так и из существовавшего, видимо, мнения об их высокой престижности. Во всяком случае, в материалах переписи 1913 г. полностью отсутствуют какие-либо связки Бакши и Кокоз с другими престижными фамильными прозвищами.

Возвращаясь к фамилиям на основе крымско-татарского языка, отметим две из них: Гурджи и Лехно, типологически относящиеся к этнонимическим. Фамилия Гурджи указывает на интеграцию в состав крымчаков еврейских мигрантов с Кавказа, скорее всего из Грузии. Это подтверждается семейными преданиями ее носителей.

В той же форме фамилия Гурджи известна среди сефардов Балканского полуострова. Интересно, что определенные отличия между "ашкеназами" и "гурджи" в их поведении во время синагогальной службы сохранялись у крымчаков еще в середине XIX в. Происхождение фамилии Лехно, появившейся не позднее ХVII в., связано, скорее всего, с ашкеназским компонентом крымчаков.

Фамилии, этимологизируемые на основе романских языков. охватывают пятую часть всего фонда и 15% носителей по переписи 1913 г. От испанского языка произошли фамилии Анджель (сефардское мужское имя, восходящее к библейскому Малахия), Конорт (калька с библейского имени Менахем), Ломброзо (калька с библейского имени Ури), Суружин (трудно объяснимо); от итальянского языка - Конфино (изгнание, выселение), Манто (манто, пальто), Пиастро ("пиастр"), Тревгода (от итальянского мужского имени Торквато); от французского - Пеаже (сборщик дорожной или мостовой подати). Единственная этнонимическая фамилия этой группы Жуд, Жуда - происходит от аппелятива "джудйо" - в испанско-еврейском наречии: "еврей". Некоторые фамилии на основе романских языков фиксируются у крымчаков не позднее начала XVIII в. Этимологический анализ этих фамилий позволяет отнести их носителей к потомкам сефардов. Еще при переписи 1913 г. 6 семей указали страной своего "выхода" Испанию или Италию, а 3 семьи - Турцию, ставшую одним из главных убежищ сефардов после их изгнания в конце XV в. из Испании и Португалии.

Фамилии, происходящие из языка идиш (6% фонда и менее 4% носителей в 1913 г.), такие как Берман и Беер (калька с средневекового еврейского имеет Дов), Гутман (калька о библейского имени Товия), Нудель (игла, иголка), Фишер (рыбак), Флисфедер (плавник) и др., вошли в крымчакский фамильный фонд в результате переселения ашкеназов из различных районов Восточной Европы в Крым. Фамилия Берман встречается в документах крымчаков уже в начале ХУШ в., и в 1913 г. она была самой распространенной в этой группе. Остальные фамилии на основе идиша, очевидно, более поздние по времени включения в крымчакский фонд, на что указывает, в частности, их незначительная распространенность.

Фамилии, от славянских (русского и украинского) языков: Лобак (укр. - "лобик"), Соловьев, Туркин, Чернов, - проникли к крымчакам в большинстве также через ашкеназов. Среди последних они появились как результат законодательного присвоения фамилий, в том числе славянского происхождения, еврейскому населению Австрии и России в конце XVIII - начале ХП вв.

Наконец, топонимические (т.е.от названия населенного пункта) фамилии крымчаков связаны, главным образом, с сефардским и ашкеназским компонентами. Фамилия Гот(т)а (от г. Гота в Германии) распространена среди сефардов Турции. Фамилии Измеряй и Измирли, Стамболи, Токатлы происходят от городов Измир, Стамбул и Тохат, имевших в позднем средневековье и в новое время значительные сефардские общины. Таким образом, эти фамилии не только указывают на сефардскую миграцию в Крым из Турции, но и уточняют места выхода их носителей. Фамилии Вернадский, Вейнберг. Варшавский, Липшиц, Лурье и др., возникшие на основе различных топонимов Центральной и Восточной Европы, вошли в крымчакский фамильный фонд из ашкеназского и принадлежат потомкам ашкеназов. Фамилия Мангупли - единственная у крымчаков, образованная от крымского топонима Мангуп, города, где крымчаки проживали до конца ХУШ в. Наличие двойной фамилии Мангупли-Ачкинази в материалах 1913 г. - показывает, что, по крайней мере, часть её носителей могла относиться к ашкеназскому компоненту.

Наиболее распространенные крымчакские фамилии и число их носителей по материалам общинной переписи 1913 г.

Фамилии Абсолютное число
носителей
% от общей численности
крымчаков
Леви 451 8,2
Бакши 432 7,9
Ашкенази(Ачкинази) 355 6,5
Мизрахи 255 4,7
Пиастро 237 4,4
Гурджи 224 4,1
Пурим 158 2,9
Берман 153 2,8
Пейсах 153 2,8
Манто 137 2,5
ИТОГО 2555 46,8

Семантико-этимологический анализ фамилий крымчаков, связанных с ними семейных преданий и статистический подсчет на основе переписи 1913 г. дает возможность установить, что в начале XX в.потомки сефардского компонента составляли от 0,25 до 0,4 всех крымчаков; ашкеназского компонента - от 0,25 до 0,3; а "кавказского" и "персидского" - существенно меньше. В фамильном фонде крымчаков также невелики фамилии, связанные с более ранним компонентом, этническую привязку которого на основе современной антропонимики крымчаков установить достаточно сложно (фамилии Леви, Бакши, Кокоз, Кая). Все же можно предположить, что в него также вошли представители разных волн еврейской миграции в Крым в раннем и развитом средневековье - романиоты из Византии, выходцы яз Персии и стран Ближнего Востока, Центральной Европы (ашкеназы). Это следует из того, что до конца XV в. среди еврейского населения Крыма был распространены три религиозно-обрядовые традиции: ашкеназская, романиотская (византийская) и вавилонская (персидская). Только создание на рубеже XV и XVI вв. известного "Молитвенника ритуала Кафы" ("Махзор минхаг Кафа") привело к появлению новой, собственно крымчакской, религиозно-обрядовой традиции, ставшей, вероятно, отправной точкой для процесса консолидации различных компонентов и появления новой этнокультурной общности, усвоившей уже в XIX в. этноним "крымчак". Ее представители с ХVI-ХVII вв. воспринимали себя, очевидно, как самостоятельную, единую общину по отношению к последующим волнам миграций в Крым своих единоверцев - ашкеназов, "франко" (сефардов), гурджи (грузинских или шире - "кавказских" евреев), мизрахи (ближневосточных сефардов или евреев из Персии) и т.п. Это нашло свое отражение в появлении специфических этнонимических фамилий и сохранялось в семейных преданиях и некоторых аспектах религиозно-обрядового поведения крымчаков вплоть до конца XIX - начала XX в.

По материалам сайта jewish.ru

Вернуться назад
             
Новости Гостевая Форум Чат Партнеры Каталог Реклама
             
Копирование материалов разрешено при указании ссылки на www.benzion.ru.
Автор проекта: Steinberg © 2005-2009
location.href='http://www.benzion.ru/main.php?topic=adv